Кипр Новая Зеландия Гибралтар Белиз Ангилья Доминика Маршаловы острова Панама Сент-Люсия Багамы Дания Ирландия Сингапур Гонконг Великобритания США Австралия Канада ЮАР

Закон о КИК - барьер на пути оффшоров

Крайне важное событие 2015 года – Закон о КИК (О Контролируемых иностранных компаниях).

Итак, наконец, господа, это произошло! Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)». Данный федеральный закон принят Государственной Думой 18 ноября и одобрен Советом Федерации 19 ноября 2014 года. Вступил он силу, а значит и начато его официальное правоприменение, с 01 января 2015 года.

Данный закон обязывает декларирование резидентами России их долей в иностранных предприятиях, устанавливает правила по налоговой обязанности при определенных обстоятельствах владения долями контролируемых иностранных компаний (далее по тексту КИК) уплачивать НДФЛ или налог на прибыль (в зависимости от того, какой субъект права владеет долями КИК). В связи с этой обязанностью данный закон имеет такой громкий общественный резонанс и именно “народ” присвоил ему такое краткое, но звучное название “о контролируемых иностранных компаниях - КИК.

Что следует сразу уяснить для себя и помнить

Достичь абсолютной конфиденциальности при использовании оффшорных инструментов стало труднее и станет ещё труднее. Скрыть свои доходы от налогообложения станет сложнее, а иногда и невозможно. Начавшийся международный обмен налоговой информацией будет расширяться, унифицироваться и стандартизироваться вплоть до создания единой информационной базы. Согласно Российскому Национальному плану мероприятий, направленных на противодействие уклонению от уплаты налогов и сокрытию бенефициарных владельцев компаний (утвержден 30.04.14 первым заместителем Председателя Правительства РФ), в ближайшем будущем будут предприниматься меры, направленные на повышение прозрачности юридических лиц, создание реестров бенефициарных владельцев компаний, совершенствование механизмов информационного обмена между компетентными органами как на национальном, так и на международном уровне.

Данный закон призван упорядочить и нормализовать порядок использования иностранных компаний налоговыми резидентами Российской Федерации. Если проанализировать практику развитых капиталистических стран, к законодательству которых, мы, россияне, часто любим аппелировать и ссылаться, то сможем, к удивлению, узнать, что в целом, законы европейских государств, да и тех же США и Австралии, Новой Зеландии содержат отдельные законы (или положения в смежных законах) о контролируемых иностранных компаниях (CFC rules). Аналогичного рода законы (положения из законов) уже годами и десятками лет действуют в этих странах. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и «Большая двадцатка» (G20) принимают значительные усилия, чтобы обеспечить финансовую прозрачность, особенно в отношении бенефициарных владельцев юридических лиц и структур без образования юридического лица. В 2014 году ОЭСР утвердила план борьбы с размытием налогооблагаемой базы и транснациональными схемами ухода от налогов — BEPS (Base Erosion and Profit Shifting Plan). Главными направлениями BEPS являются меры, направленные на предотвращение злоупотреблениями налоговыми льготами, предусмотренными соглашениями об избежании двойного налогообложения, совершенствование контроля над трансфертными ценами, повышение прозрачности налогового администрирования.16 ноября 2014 года на саммите G20 были приняты Принципы высокого уровня по обеспечению прозрачности бенефициаров и принята программа установления такого контроля.

Поэтому, принятием данного закона Россия только выравнивает в стране мировые стандарты условий ведения бизнеса. Но тем не менее российское сообщество предпринимателей оказалось не готово к такому резкому рывку российских законодателей в части возложения серьезной налоговой обязанности, чувствительной для большой и успешной части российских предпринимателей. Не секрет, что та часть российских бизнесменов, которым удалось себя успешно реализовать в российском бизнесе и сколотить приемлемый капитал, содержит его и управляет им через принадлежащие им оффшорные компании.

Приведем подробный анализ содержания данного знакового закона. Согласно официальному разъяснению государственного-правового управления Президента России, данный федеральный закон “направлен на создание механизма пресечения использования низконалоговых юрисдикций с целью получения необоснованных преференций и необоснованной налоговой выгоды, а также на совершенствование норм законодательства о налогах и сборах в части, касающейся налогообложения иностранных организаций.

Федеральным законом вводится механизм налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний, в соответствии с которым доходы компаний – налоговых резидентов низконалоговых юрисдикций должны облагаться российскими налогами у российских собственников, если эти иностранные компании не распределяют полученную прибыль и, как следствие, российские собственники не уплачивают налоги в Российской Федерации с таких доходов.

Важно: Прибыль КИК приравниваются к прибыли самого контролирующего его лица. Разумеется, нераспределенная прибыль КИК учитывается в целях налогообложения не в полном размере, а в доле, соответствующей доле участия данного контролирующего лица в КИК.

Важно вдвойне: главным обстоятельством, указывающим на наличие у вас КИК — это наличие российского налогового резидентства при контроле за иностранной компанией. Как это трактует закон о КИК (п. 1 ст. 25.13 НК РФ). Если условие о российском резидентстве контролирующего лица не соблюдается (например, российский гражданин более 183 календарных дней проводит вне России), то последствия концепции КИК, указанной в законе, не применяются.

Важно втройне: к КИК относятся не только иностранные организации как юридические лица, но и иностранные структуры, созданные в соответствии с законодательством иностранного государства (территории) без образования юридического лица. В частности, фонды, партнерства, товарищества, трасты, иные формы осуществления коллективных инвестиций, доверительного управления. Для таких структур главный признак в целях применения положений о КИК — это возможность в соответствии со своим личным законом вести деятельность, направленную на извлечение дохода (прибыли) в интересах своих участников (пайщиков, доверителей или иных лиц) либо иных бенефициаров (абз. 7 п. 2 ст. 11 НК РФ).

Доля участия одной организации в другой организации или физического лица в организации для целей определения КИК определяется в соответствии с порядком, установленным в статье 105.2 НК РФ. При определении доли физического лица учитываются участие совместно с супругом и несовершеннолетними детьми.

Контролирующим лицом иностранной организации в соответствии с Федеральным законом признается физическое или юридическое лицо, доля участия которого в организации составляет либо более 25 процентов, либо более 10 процентов, если доля участия всех лиц, признаваемых налоговыми резидентами Российской Федерации, в этой организации составляет более 50 процентов.

Федеральным законом устанавливается критерий отнесения иностранных организаций к контролируемым иностранным компаниям – эффективная ставка налогообложения – и предусматривается порядок её определения.

Закон даёт разъяснение таким понятиям, как активные и пассивные доходы КИК лица. Вникнув в него становится ясно, что практически любые формы перечислений в пользу контролируемой иностранной компании подпадают под установленную законом обязанность уплатить налоги с доходов КИК.

Появляется ещё хоть и формальная, но важная обязанность: уведомить налоговый орган по месту учета резидента РФ об участии в иностранных организациях и о КИК (статья 25.14 НК РФ). В данной статье предусмотрено два вида уведомлений, которые резиденты РФ обязаны направлять в налоговые органы. Во-первых, уведомление об участии в иностранных организациях, во-вторых, уведомление о КИК – сведения о компании. Уведомление об участии в иностранных организациях подается в течение одного месяца с даты возникновения (изменения, прекращения) участия в иностранной организации. Уведомление о КИК подается не позднее 20 марта года, следующего за налоговым периодом, в котором доля прибыли КИК подлежит учету у контролирующего его лица.

Касательно предыдущего абзаца, важно помнить, что если вами не предприняты меры, которые мы советуем нашим клиентам на частной консультации, то следует позаботиться об исполнении вышеуказанной обязанности в соответствии со статьей 25.14 НК РФ. В противном случае эта информация может поступить от компетентных органов иностранных государств в рамках обмена информацией в соответствии с международными договорами РФ, коих российская федерация ратифицировала с множеством основных ведущих стран в рамках участия в ФАТФ и ОЭСР. Вся информация, например, из той же Швейцарии, будет (и уже это активно происходит) аккумулироваться в Минфине РФ с одной стандартной припиской: в налоговых целях. Далее, после первичной обработки в международном отделе Минфина РФ поступит для налоговых целей правоприменения по конкретным налогоплательщикам в конкретные УФНС нашей российской федерации.

Правила расчета налоговой базы КИК

Касательно самой ставки налогообложения, указанной в законе: правила расчета налоговой базы КИК. Нераспределенная прибыль КИК будет учитываться при определении налоговой базы российского контролирующего лица, если ее размер превысит 10 млн рублей (п. 7 ст. 25.15 НК РФ). При этом отдельно указано, что при налогообложении за 2015 год будет учитываться прибыль КИК в размере свыше 50 млн рублей, а в 2016 году — в размере свыше 30 млн рублей (п. 2 ст. 3 закона № 376-ФЗ). Доля прибыли КИК, приходящаяся на конкретное российское контролирующее лицо, определяется исходя из его доли участия в КИК (п. 3, 4 ст. 25.15 НК РФ). Финансовую отчетность КИК российское контролирующее лицо должно будет сдавать вместе с декларацией (с переводом на русский язык юридического лица).

Особое внимание закон о КИК уделяет ответственности контролирующих лиц. Благодаря Закону о КИК в Налоговом кодексе появился целый комплекс норм, предусматривающих специальную ответственность за нарушение норм Налогового кодекса о КИК. Так за непредставление в установленный срок уведомления о КИК, а также за представление уведомления о КИК, содержащего недостоверные сведения, предусмотрен штраф — 100 тыс. рублей по каждой КИК (п. 1 ст. 129.6 НК РФ). Штраф за не уведомление об участии в иностранных организациях составляет 50 тыс. рублей по каждой организации (п. 2 ст. 129.6 НК РФ).

За неуплату или неполную уплату налога в результате не включения в налоговую базу контролирующего лица доли прибыли КИК ответственность будет вводиться постепенно. По общему правилу за такое правонарушение предусмотрена специальная ответственность — штраф в размере 20 процентов от суммы неуплаченного налога, но не менее 100 тыс. рублей (ст. 129.5 НК РФ). Первым налоговым периодом будет 2015 год, однако ответственность по статье 129.5 Налогового кодекса начнет применяться только за налоговые периоды начиная с 2018 года (п. 3 ст. 3 закона № 376-ФЗ).

Вполне реально привлечение и к уголовной ответственности по статьям 198 и 199 Уголовного кодекса. Но и на этот случай введено специальное правило: ответственность за эти преступления, совершенные в отношении прибыли 2015–2017 годов, не наступает, если ущерб, причиненный бюджетной системе РФ, возмещен в полном объеме (п. 4 ст. 3 закона № 376-ФЗ).

Уважаемый читатель, прочитав эти пункты вам становится ясно, насколько всё с введение закона о КИК становится серьёзно, если это касается вопросов владения и использования оффшорных инструментов в целях управления финансами. Советуем вам обратить внимание на исключение из правил, о некоторых (но не всех) мы сейчас и поговорим. При определенных условиях иностранные компании будут признаваться налоговыми резидентами России, что повлечет для них обязанность по постановке на учет в налоговых органах России, подаче налоговой декларации и уплате российского налога на прибыль. Разумеется, если иностранная компания признается резидентом России, то она уже не может считаться КИК по отношению к российским контролирующим лицам, и они не должны платить с ее прибыли налог (подп. 1 п. 1 ст. 25.13 НК РФ). Таким образом в отношении иностранных компаний применяется одна из двух взаимоисключающих концепций: либо КИК, либо налоговое резидентство в РФ.

На заметку: Иностранные компании, местом фактического управления которыми является Россия, считаются налоговыми резидентами России (подп. 3 п. 1 ст. 246.2 НК РФ). Введено особое правило: если иностранная компания может представить документы, подтверждающие, что эффективное управление осуществляется за пределами России (коммерческая деятельность ведется за рубежом с использованием собственного квалифицированного персонала и активов), то она не может быть признана российским налоговым резидентом (п. 4 ст. 246.2 НК РФ).

Кроме указанных нововведений касающихся КИК, вышеуказанный закон установил обязанность для иностранных компаний владеющих недвижимостью в России сообщать в российские налоговые органы сведения об учредителях, бенефициарах и реальных руководителей. Такое уведомление необходимо представить в налоговый орган по местонахождению объекта недвижимости вместе с декларацией по налогу на имущество (п. 3 ст. 386 НК РФ). Сведения раскрываются по состоянию на 31 декабря соответствующего налогового периода. В случае невыполнения иностранной компанией вышеуказанной обязанности, вводится ответственность в форме штрафа в размере 100 процентов от суммы налога на имущество в отношении объекта недвижимости, принадлежащего иностранной организации или структуре (п. 2.1 ст. 129.1 НК РФ).

Законом также конкретизируется термин фактическое право на доходы, имеющий важнейшее значение для целей налогообложения. Смысл этого понятия - фактическое право на доходы состоит в том, что российская компания, которая выплачивает доходы иностранной компании (и является в этом случае налоговым агентом), вправе удерживать с этого дохода налог по сниженным ставкам (либо не удерживать вообще), при условии, если иностранная компания является фактическим владельцем данных доходов (бенефициаром). Если же фактическое право получателя на доход не подтверждено, то применяются стандартные налоговые ставки, предусмотренные НК РФ. Цель вполне понятна – борьба против применения преференций, предоставленных международными соглашениями иностранным компаниям, которые на самом деле являются всего лишь промежуточными звеньями (финансовыми прослойками) при выплате дохода из источника в России. В пункте 3 статьи 312 НК РФ указано, что лицо признается имеющим фактическое право на доход, если оно является непосредственным выгодоприобретателем такого дохода (то есть фактически получает выгоду от дохода и определяет его дальнейшую экономическую судьбу). Налоговый агент, выплачивающий доход, для применения положений международных договоров России вправе (а скорее всего можно говорить, что обязан) запросить у иностранной компании подтверждение, что она имеет фактическое право на получение соответствующего дохода (п. 1 ст. 312 НК РФ). Если такой документ представлен, то налог с дохода удерживается с учетом преференций предоставленных международным договором.

Ещё немного о неприятном: если российское контролирующее лицо не подаст вовремя налоговую декларацию по доходам КИК, включаемым в его налогооблагаемую базу, то налоговые органы вправе провести камеральную проверку на основе имеющихся у них документов (информации) о российском налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках. Проверка проводится в течение трех месяцев со дня истечения срока представления такой декларации. Но если до окончания этой проверки российский налогоплательщик все-таки представит декларацию, то такая проверка прекращается и начинается камеральная проверка на основе представленной декларации. Но документы, которые инспекция получила в ходе первой проверки, она в дальнейшем может использовать в рамках других мероприятий налогового контроля в отношении данного налогоплательщика (п. 2 ст. 88 НК РФ).

Резюмируя вышеуказанные нововведения данного закона, можно с уверенностью сделать вывод, что комфортные времена использования оффшорных инструментов прошли, по крайней мере в том благодатном виде, в котором они существовали много лет. У владельцев оффшорных компаний не так много времени, чтобы серьёзно перестроить существующие схемы применения оффшорных инструментов, учитывая данный закон и соответственно новые положения Налогового кодекса РФ. Нужно проанализировать все появившиеся риски правоприменения в рамках нового закона и принять новый план действий, который позволит не потерять свои деньги и не попасть в тюрьму.

Краткие советы, которые мы вам можем дать

Для начала стоит подумать о закрытии принадлежащих вам оффшоров или продаже их третьим лицам. Вполне разумное решение для случаев, когда деятельность не осуществляется и компания, как говорят, находится “под паром “. Это лучше сделать до первого января 2017 года, так как в случае наличия каких-либо активов, законом предусмотрены льготы в порядке налогообложения. Если же деятельность ведется или компания используется в цепочке внешнеэкономических договоров или состоит в структуре холдинга, тут стоит всё подробно проанализировать и взвесить. Прежде всего стоит рассчитать экономические последствия реализации возможного оптимального решения, взвесить, во сколько обойдутся расходы на реструктуризацию бизнеса: оплату услуг консультантов, новых сотрудников, регистрацию, перерегистрацию компаний, текущие расходы и так далее.

Не менее важный вопрос, на который следует найти ответ: во сколько станет налоговая нагрузка согласно новым правилам Налогового кодекса о налогообложении прибыли КИК и доходов иностранных организаций в связи с их признанием налоговыми резидентами России? Прежде всего, нужно произвести правильный расчет на будущие налоговые периоды и сравнить расчёт с текущей налоговой нагрузкой.

Также стоит проанализировать иные обязанности предусмотренные данным законом и понять насколько эти отягощения реально исполнить и комфортно ли для бенефициара их исполнять. Например, обязанности предусмотренный законом о КИК и рассмотренные в первой части статьи: раскрытие информации об участии в иностранных компаниях (п. 1–6 ст. 25.14 закона № 376-ФЗ), а также обеспечения соблюдения критерия «реального присутствия» в иностранной юрисдикции (п. 4 ст. 246.2 НК РФ), во избежание рисков признания зарубежных компаний российскими налоговыми резидентами.

Совет: стоит проанализировать критерии освобождения от налогообложения указанные в законе о КИК, а именно подпункты 3 и 4 пункта 7 статьи 25.13 Налогового кодекса. Возможно это и будет ключом решения проблемы с предполагаемым увеличением налоговой нагрузки. По результатам такого комплексного анализа действующей структуры бизнеса нужно будет принять один из вариантов: полный отказ от использования офшоров в деятельности с переводом активов в Россию, сохранение существующей структуры бизнеса и раскрытие информации либо реструктуризация имеющегося холдинга, изменение существующей бизнес-модели и раскрытие информации или принять иные меры, о которых мы можем поговорить на частной консультации по данному вопросу.

Налоговые риски (и не только) очень высоки в связи с введением закона о КИК, а извечный вопрос о сбережении финансовых средств и комфортном проживании остаётся в силе и актуальность в его безопасном разрешении высока как никогда. Обращайтесь в нашу компанию за правильным советом и эффективной реализацией ваших планов по сбережению ваших средств, оптимизацией существующего бизнеса, связанного с расходной частью и выполнением внешнеэкономических контрактов. Достойный выход всегда есть!